riba (fischdottir) wrote,
riba
fischdottir

Categories:

О навязчивости (возвращаясь к предыдущим темам)

Что вы делаете, когда к вам в магазине подходит продавец с дежурным «Вам что-нибудь подсказать?» А что делаете, когда на телефон приходят пачками смски про непрошенные кредиты и несуществующие бонусы? А когда вам в комменты некто сливает ссылки на хорошо, если приличный мусор? А когда по телефону бодренький голосок пытается впарить вам медицинские услуги ? Полагаю, раздражаетесь и стараетесь избавиться от источника раздражения. Я вот точно стараюсь. Почему? Потому что некто претендует на мое внимание, не имея на это никаких оснований и никакого права. Так же я поступаю и с значительной частью тех, кто хочет теми же методами потратить на себя мое внимание в свободное от работы время.


Человек может быть одинаково навязчив по работе, или рассказывая о себе и расспрашивая собеседника о нем. Прежде всего, потому что не слышит и не видит уместности собственных слов и действий. Не понимает, куда и когда соваться нельзя, поскольку ничто из того, на что он претендует, ему не принадлежит. Потому, что все, что он понимает – это количество внимания, которого всегда мало. Попытки выцыганить внимание всегда идут первым номером, перед попытками свалить ответственность за себя на другого и перед попытками навязать другому деятельность в пользу бедных. «Бедные» удивительным образом оказываются всего лишь ширмой для самого главного и самого бедного – для того, у кого есть вкус к чужому ресурсу.

Даже выучив наизусть коммуникативные штампы вроде «Ты можешь сейчас говорить?» навязчивые ухитряются использовать их так, что вместо фразы, нацеленной сохранить время собеседника, эти несколько слов превращаются в грузилово нездешней силы, отмотаться от которого двумя словами и сохранив дистанцию и свое время эпически трудно. В ход идет интонация, жесты, паузы, запинки, что угодно.

Что приводит к подобной эмоциональной тупости и глухоте: нарушение личных границ, вернее сказать, их разрушение, высокий уровень тревожности и отсутствие самоуважения, а как следствие и уважения к окружающим. Достигается, как обычно, воспитанием, усугубляется, как обычно, отсутствием рефлексии и самодисциплины.

Человек с разрушенными личными границами навязчив не время от времени, а постоянно, потму что границы его разрушены не время от времени, а всегда. И чаще всего, он уже не раз и не два слышал в свой адрес нелестное или ощущал, что отчего-то общаться с ним не рады. Но внимание-то необходимо, но взять-то его как-то надо! И первое, до чего навязчивый додумывается – надо быть ненавязчивым. А как это? А легче легкого – всего-то побеспокоиться по этому поводу вслух. Не подумать самому, не дать человеку спокойно решить, есть у него время или нет, не оценить степень ценности своей информации прямо сейчас- спросить другого. Пусть другой поставит оценку навязчивости, быстренько, с полпинка, неважно, насколько ему удобно. Маркер номер один просто-таки.

Поэтому, если вы спрашиваете, не навязчивы ли вы, то вот вам несколько ответов сразу:
- да, навязчивы
- то, что вы делаете когда спрашиваете об этом – тоже навязчивость
- вы спрашиваете об этом не чтобы перестать быть навязчивым, а чтобы перестать тревожиться
- вы своей попыткой спросить не навязываетесь ли вы, пытаетесь присвоить контроль, но передать ответственность тому, у кого спрашиваете.
- когда вы спрашиваете, вы вымогаете поощрение у того, кому пытаетесь передать ответственность
- если вам сказать об этом, вы не прекратите вымогать положительную реакцию, даже пытаясь попрощаться.
- в глубине души вы одновременно уверены что не имеете никакого права и имеете полное право на этот контакт и пытаетесь следовать обоим убеждениям тоже одновременно – запрашивая контакт так, что не отмотаться и ожидая что прогонят заранее.

Вежливости в попытке спросить, не навязывается ли персонаж, примерно столько же, сколько у человека, распершегося в дверях с вопросом не мешает ли он пройти. Количество слов, которыми навязчивый обставляет свой как бы предупредительный жест делает контакт впятеро длиннее и зануднее, чем если бы он впрямую попросил что нужно. И преувеличенная предупредительность при этом – полное и стопроцентное вранье, поскольку заботой навязывающегося всегда будет собственое эмоциональное состояние, а не количество времени и ресурса у вопрошаемого.

За ресурсом-то навязчивый и приходит. Ничего ценного в обмен на ресурс у него нет, но чаще всего он прекрасно себя чувствует и так. Основная цель его слов – не дать себе отказать или если уж дать отказать, то с заделом на будущее – поговорить потом. И сейчас, и потом, никакая информация не представляет ценности для собеседника, потому что говорит навязчивый исключительно о себе, причем не о делах или даже переживаниях, а о некой мозговой жвачке, в которую превращаются все события и эмоции вне зависимости от их реальной значимости, никакая эмоциональная реакция собеседника не усваивается, потому что единственное, что может распознать навязчивый - это то, отвергли его или не отвергли, при этом реакция «отвергли» имеет крайне мало шансов на осознание, превращаясь в нечто вроде « да, но не сегодня», даже если вопрошаемый послал товарища открытым текстом. В следующий раз навязчивый придет ровно с тем же текстом, в столь же кривое время, и точно так же будет пытаться переложить ответственность за коммуникацию на другого.

Специальную группу навязчивых товарищей составляют те, кто всерьез считает, что общаться с ними обязаны. Действуют они при этом ровно так же и слепоглухоту проявляют по тому же самому принципу. «Мне должны» только добавляет перца в переброс ответственности, теперь спрашиваемый не только отвечает за уместность коммуникации, но и обязан таковую уместность обеспечить, ценой своего времени, личных границ и эмоций. Самое восхитительное, что навязчивый в данном случае не идет просто искать контакта, а ищет мусорное ведро для слива собственного раздражения, досады и злости. То есть как только «мне должны» - так ждите от этого образчика непосредственности комментариев в духе «ну и дерьмо» про все, что вы ему расскажете. А рассказать должны, специально для того, чтоб было на чем потоптаться. С возрастом такая коммуникативная распущенность только прогрессирует.

Собственно, если вы еще не поняли, почему я об этом, поясню, навязчивость – это насилие. Если не верите – сравните отношение к другому человеку в любом другом акте насилия и при навязывании контакта. Обнаружите ровно то же превращение другого человека в предмет для удовлетворения собственных желаний. И ровно такой же уровень осознания своих действий. И точно так же, если спросить, что это товарищ делает такое, ответ будет начинаться с «Я просто...» Он просто позвонил поговорить, он просто высказал свое мнение, он просто хотел рассказать... Куда уж проще.

Тревожность навязчивого не нарастает в зависимости от количества контактов, а является величиной постоянной, спровождающей его всегда и везде. Расположение духа и звезд на небе при этом никакой роли не играет. Навязчивый будет одинаково заполошно искать контакта, чтобы рассказать, что у него на лбу прыщ, что миру грозит ядерная зима, что соседка третьего дня видела одну женщину, которая видела страшную аварию или что он заболел и завтра на работу не придет. Уровень логики, эмоционального вовлечения, фактического подкрепления и ценности для коммуникации слов навязчивого во всех случаях будет равен нулю, поскольку главным является не донесение мысли, а проведение времени в попытке получить внимание. Внимания не хватит никогда – ни через сутки, ни через год. Всякий раз, как навязчивый почувствует внутреннюю пустоту – а он чувствует ее всегда, когда не занят мешающим балаболить процессом, он будет искать контакта. С полным ртом тоже, из сортира тоже, с того света, если б смог, тоже.

Выбирают для своих попыток контакта навязчивые людей преимущественно занятых - то есть таких, внимание которых будет ценнее, потому что чтобы его дать человеку придется отвлечься от собственных дел. Чем более занят человек, тем выше будет ценность контакта. Разумеется, навязчивый сроду не признается себе в этом даже тайком под подушкой, и чаще всего даже не осознает, что делает, потому что для этого надо думать, а думать навязчивый не может – он тревожится.

Тему для разговора навязчивый с легкостью выбирает такую, чтоб она была как минимум неинтересна, как максимум, неприятна собеседнику. Работа кишечника, к примеру, если уж нечего рассказать о том, как вчера два часа искал бумажку, которая потом оказалась не нужна. Если есть возможность, навязчивый начнет обсуждать тему при посторонних. Чем интимнее, тем лучше. Остановится только от прямого в челюсть, остальные сигналы слишком слабы. Естественной реакцией на удар в челюсть будет «А что такого я сказал?» И в этом месте навязчивый так же быстро и умело попытается перевести стрелки на собеседника, попутно сообщив о том, что то, что он делает – нормально. Вот контроль за «нормально» он никому не отдаст, потому что точно знает, что нормально – это как ему удобно. Про вежливость и тактичность – три ха-ха. Про искренность в попытках расшаркаться на первом этапе, думаю, все понятно.

Сам навязчивый готов рассказать о себе что попало кому попало по любому поводу, при этом для него личных или тайных тем нет. Он с радостью обсудит публично то, что человек с более-менее простроенными границами обсужает с партнером, врачом или другим специалистом. Эксгибиционизм тем пышнее, чем недоуменнее реакция окружающих. Сами они считают это искренностью или непосредственностью и записывают в свои достоинства.

При отсутствии возможного вопрошаемого обсуждают все подряд друг с другом. Наблюдать за диалогом двух навязчивых можно было бы часами, если бы не непреодолимая зевота, нападающая на второй минуте наблюдения. С антропологической точки зрения интересным может оказаться наблюдение за попытками взять верх в таком диалоге – верховенство определяется по длине неперебитого «собеседником» высказывания.

По большей части мы люди вежливые к знакомым, и даже к незнакомым, и когда на нас не прут впрямую с криками или ломом, пытаемся оставаться вежливыми. При попытке от нас откусить, тоже, во всяком случае доводить вроде бы простой звонок или обращение до конфликта мы не склонны, даже если встали не с той ноги. Это очень удобно для других. Особенно для тех, кто нормы вежливости не соблюдает, и для тех, кто только прикрывается ими. Меньше шансов получить отлуп с порога, меньше шансов получить отлуп в форме, адекватной уместности и наглости запроса. Так вот – чтобы навязчивый перестал навязываться именно вам, отлуп необходим, и именно от вас. Если вы хотите осчастливить человечество, боюсь, что вы по обратную сторону баррикады.

Но у многих из нас личные границы тоже сбиты, чувство собственного достоинства помигивает как плохо вкрученная лампочка, а наказ не грубить вшит в подкорку и выскакивает прежде таблицы умножения. Поэтому отправить навязчивого с порога голос не поднимается. Поэтому мы придумываем разнообразные предлоги, чтобы отказать тактично, или вообще отдаем себя на съедение. Картина не очень-то отличается от той, которую можно увидеть в отношении сопротивления другим видам насилия. Основной способ – потерпеть. Некоторые терпят часами, да что там, годами. Некоторые даже думают, что все нормально. И тратят время своей жизни на то, чтоб это самое время (и внимание, внимание) отъедать было удобно и комфортно. Ну и понятное дело, занимают место любимого блюда в меню. Где-то между терпеливо сносящими побои и жертвами сталкинга. У этого меню, правда, есть одна особенность, платит не тот, кто выбирает блюдо, а само блюдо, тому, кто его выбирает. До тех пор, пока не надоест быть вежливым себе в убыток.

Не хочу писать выводы. Как быть, если хочется перестать, это история длинная, попробую рассказать ее как-нибудь в другой раз.
Subscribe

  • Пока журнал еще жив - воспользуюсь.

    Я попала в любопытную и неприятную ситуацию с последствиями, о которой хочу рассказать публично. Чуть не год назад я взялась помогать своей тогда…

  • (no subject)

    Ну что я могу сказать, добравшись досюда с большим опозданием? ЖЖ я покидаю, журнал через некоторое время удалю. Пока что я пытаюсь вытащить свою…

  • (no subject)

    Ребята, кто в Питере, как вы, живы, здоровы?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Пока журнал еще жив - воспользуюсь.

    Я попала в любопытную и неприятную ситуацию с последствиями, о которой хочу рассказать публично. Чуть не год назад я взялась помогать своей тогда…

  • (no subject)

    Ну что я могу сказать, добравшись досюда с большим опозданием? ЖЖ я покидаю, журнал через некоторое время удалю. Пока что я пытаюсь вытащить свою…

  • (no subject)

    Ребята, кто в Питере, как вы, живы, здоровы?